Новости
30.03.21Сварог - небесного огня Бог 30.03.21Стах - восхождение в пропасть 01.02.21Ежедневное обновление заметок смотри... 29.01.21Граждане СССР пишут... 29.01.21Быстро рвутся связи. Едва оставил работу.. архив новостей »
GISMETEO: Погода по г.Екатеринбург

Информеры - курсы валют

Третий ответ Малопала

     - Дед, твой третий вопрос о моей способности быстро перемещаться требует уточнения. Какие перемещения ты подразумевал: по Земле или в космическом пространстве?

- Хотел бы знать о тех и других, - сказал я.

- Но это совершенно разные вещи, чтобы узнать о них, нужно задать два вопроса, а у тебя осталось право на один. Выбирай.

- Малопал, выбираю перемещения в пространстве, - сказал я после обдумывания.

- Перемещения в космическом пространстве это тайна. Раскрыть её не могу, - озадачил меня дружок.

- А зачем тогда сказал мне выбирать вопрос? Ты же знал, что не станешь рассказывать о космических перелётах, - сказал я с раздражением, - зачем меня разыгрывать?

- Знал, конечно. Я лишь хотел выяснить, какой вопрос тебя больше интересует. Теперь вот выяснил. А отвечать стану о перемещениях на Земле.

Мне ничего не оставалось, как согласиться, я приготовиться слушать, а Малопал стал рассказывать:

- Мой способ перемещения по Земле, не отличается от того, которым пользуются люди. Как и они, я существо двуногое. Могу, конечно, двигаться и на четвереньках, но быстро не получается. При ходьбе и беге я быстрее, чем ты переставляю ноги. Мне это легче делать, нежели громоздкому человеку. За счёт этого я поспеваю за тобой и внуками. Вот, пожалуй, и всё.

- Ты что-то недоговариваешь, Малопал. Если ты передвигаешься с такой же скоростью, что и я, то каким образом тебе удалось так быстро разнести и разложить записки, по которым мои внуки искали клад?

- Я это сделал быстрее тебя не за счёт скорости, а за счёт исключительной способности моей памяти.

- Как тебя понимать, Малопал? Ты хочешь сказать, что твоя память разносила записки, а ты оставался на месте?

- Нет, Дед. Когда ты раскладываешь записки, то ходишь от одной к другой из конца в конец сада. Тебе несколько раз приходится возвращаться к тем местам, где до этого ты уже был. В итоге ты полностью проходишь маршрут, по которому побегут Настя, Саня и Ваня.

У меня же иной метод. Я читаю все записки и запоминаю места, где их должен оставить. Потом я иду и по пути раскладываю записки. Таким образом, мне не приходится возвращаться назад. За счёт этого я сокращаю расстояние и время. Надеюсь, ты понял меня?

- Конечно, понял, - ответил я. - А ты Малопал можешь обогнать меня, если мы побежим с тобой наперегонки?

- Если мы будем соревноваться на ровной площадке, то перегнать тебя мне не составит труда. Я запрячусь в скорлупу, потом на десяток метров выброшу вперёд якорь на тонкой нити. Он зацепится за шероховатость почвы, нить превратиться в резинку, которая с большой силой притянет к якорю мою скорлупу. Потом якорь опять брошу вперёд, тогда всё повторится. При таком способе передвижения я могу угнаться не только за тобой, но даже за твоей автомашиной.

Малопал умолк, он дал ответы на три моих вопроса. Я был доволен, что, наконец, удалось разговорить юного друга, что услышанное теперь смогу рассказать любопытным внукам.

В тот же день вечером так и сделал. Внуки, несмотря на поздний час, спать не хотели. Перебивали меня, задавали вопросы. Им не терпелось узнать подробности. Я отвечал и продолжал рассказывать.

Просидели мы долго. Перед тем, как лечь спать, детвора снова стала просить меня договориться с Малопалом о встрече.

- А вы объясните толком, зачем нужна такая встреча? - спросил я. 

Самой нетерпеливой оказалась Настя. Она первая подняла руку и сказала:                                           

- Я хочу увидеть Малопала, чтобы узнать, что и как он кушает, где спит. Хочу угостить его котлетами, которые сама приготовлю.

Саня тут же добавил:

- А я хочу сыграть с пришельцем в футбол и бильярд. Ничего он против меня не сделает. Я даже взрослых обыгрываю в турнирах.

- И я, - заторопился Ваня, - хочу соревноваться с инопланетянином. Я больше заброшу мячей в баскетбольную корзину и дольше продержу теннисный шарик на ракетке.

Желания малышей были понятны, стал им объяснять:

- Настя, я часто встречаюсь с Малопалом, но никогда не видел, чтобы он ел и пил. Он такой маленькой, что ему, наверное, хватает одного запаха нашей пищи. Спит он всегда в скорлупе, чтобы его никто случайно не раздавил. Есть у него в скорлупе гамак из тонких нитей загадочного материала.

Саня и Ваня, Малопал не может быть вам соперником в играх. Даже теннисный шарик почти с его рост, я уж не говорю о ракетке, бильярдном шаре и баскетбольном мяче. Они же раздавят малыша своим весом. 

Представьте себе, что Малопал предложит сыграть с вами в теннис его ракеткой, в футбол его мячом, а в бильярд его кием. Они ведь таких маленьких размеров, что вы не сможете даже взять их в руки. Как вы поступите в таком случае? Наверное, откажетесь соревноваться из-за неравных условий. Вот и он не примет ваши предложения. - Закончил я рассказ.

Внуки разом разочарованно вздохнули. Потом они долго ворочались в своих постелях и не могли уснуть. Наверное, после моего рассказа хотели представить себе удивительного маленького человечка с необыкновенными способностями, которыми, к сожалению, не обладают жители Земли.

 Я хорошо понимал переживания ребят, их любопытство, желание самим увидеть того, о ком с удовольствием слушают мои рассказы. Понимал, но изменить ничего не мог. Всё зависело от самого Малопала, от его решения. А он пока не выказывал желание появиться перед малышнёй. У него была какая-то причина поступать именно так.

Тут я бы хотел раскрыть один маленький секрет или «секретик», как между собой говорят ребята. Малопал не был равнодушен к моим внукам, они нравились ему. Когда я говорил с ними о пришельце, то он всегда «дружил» со мной. Дружил, значит, находился в моём кармане, и внимательно прислушивался, не пропуская ни одного слова.

Иногда я, рассказывая о его способностях, начинал что-то придумать, фантазировать, сочинять всякие истории, которые на самом деле не происходили.

Малопал не оставлял мои поступки без внимания, он сразу давал знать о своём присутствии, о том, что всё прекрасно слышит. Своими маленькими зубками он начинал покусывать кожу на моём мизинце.

Это было не больно, но сразу приводило меня в чувство, и я переставал говорить отсебятину. Малопал не любил, когда я начинал преувеличивать, выдумывать, приукрашивать.

Он хотел, чтобы о нём рассказывали только чистую правду. Рассказывали только то, что было на самом деле. Этого добивался и от меня, приучая всегда говорить только правду.

Малопал приучил меня поступать правильно. Всё рассказанное в книжке является чистейшей правдой и только правдой.

Неточности бы обидели его.