Новости
30.03.21Сварог - небесного огня Бог 30.03.21Стах - восхождение в пропасть 01.02.21Ежедневное обновление заметок смотри... 29.01.21Граждане СССР пишут... 29.01.21Быстро рвутся связи. Едва оставил работу.. архив новостей »
GISMETEO: Погода по г.Екатеринбург

Информеры - курсы валют

Неудавшийся полет Малопала

     Я уселся удобнее, локти поставил на стол, кулаками подпёр подбородок и замер, приготовившись слушать.

Малопал никак не мог выбрать подходящее место для долгого разговора. То садился на стол, то вставал, то отходил от меня, то приближался. Всё выбирал нужную точку. Наконец, взобрался на кружку с уже остывшим чаем и уселся на её ручку. Со стороны казалось, что он задом наперёд оседлал лошадку.

- Неужели тебе так будет удобно? – не выдержал я.

- В самый раз, - отозвался дружок, - комфортно и от твоих глаз близко.

Потом он принял очень известную у йогов позу «лотоса»,  и многозначительно произнёс, словно обращался не ко мне:

- Привет многоуважаемый и высокочтимый человечище! Рад видеть тебя в полном здравии. Прими мои заверения …

Я не стал ожидать завершения высокопарного приветствия и прервал гостя:

- Привет, озорник! Какими судьбами опять у нас? Мы же распрощались навсегда. Или тебя потянуло на новые проделки? Для меня и внуков большая радость видеть тебя.

Я улыбнулся и протянул гостю мизинец для рукопожатия. Он потряс его ручками и рассмеялся:

- Дед, это я от радости смеюсь.

- Ну, Малопал, выкладывай новости. Ты только не свались с ручки, а то искупаешься в чае. Кто потом его допивать станет?

- Не свалюсь, Дед, но ты посматривай за мной на всякий случай, - пошутил Малопал, и продолжил уже серьёзно. - Я не стану рассказывать о своих переживаниях во время полёта. Тому, кто не был долго один в бескрайнем космосе, это не понять.

Одиночество трудно переносит любое разумное существо, тем более такое разумное, как я. Гонишь от себя навязчивые мысли, а избавиться от них не можешь.

Конечно, я думал об оставленной Земле, вспоминал Настю, Саню, Ваню и тебя, Дед. Это отвлекало, но потом стало совсем грустно и тягостно.

- Малопал, раньше ты никогда не говорил о грусти. Мне вообще казалось, что ты лишён переживаний. Вот я, после того как познакомился с тобой, был в постоянном напряжении. Твоё же настроение, как мне помнится, было всегда благодушным. Разве не так?

- Да, Дед, моё состояние на Земле было таким. Я успешно выполнял миссию, сдружился с хорошими людьми. Было чему радоваться. Но однажды всё изменилось. Ты помнишь мой внезапный отлёт?

- Ещё бы не помнил. Ты так поспешно исчез, словно тебя кто-то преследовал.

- Дед, на то была причина, тогда мне пришло секретное сообщение из Центра. Сейчас сказать о нём можно. Наша разведка выяснила, что вредные человечки с планеты тёмного Солнца вскоре смогут захватывать космические корабли Ялмеза. Мне было приказано срочно возвращаться обратно. Пришлось спешить.       

Стартовал я удачно, ты сам это видел. После выхода на орбиту включил автопилот. Можно было заняться другими делами, но неизвестность и тревога мешали сосредоточиться. Замкнутое пространство угнетало.

Не случайно при долгих перелётах пилот принимает специальную таблетку и погружается в сон. Так он коротает время. К тому же жизненные процессы в организме замедляются. Это сохраняет силы, человек не так быстро стареет. Я принял такую таблетку, чтобы уснуть на время всего перелёта.

Планетолёт двигался по расчётной орбите, автопилот давал команды системам корабля. Радар предупреждал о появлении небесных тел, с которыми возможно столкновение. Автоматически в нужный момент менялся курс корабля и скорость движения.

Я должен был проснуться при подлёте к Ялмезу. Однако случилось непредвиденное.

До этого места рассказ Малопала я слушал, затаив дыхание, а тут не выдержал:

- Малопал, а что может быть неожиданное, если кораблём управляет автопилот. Ты же сказал, что он предвидит опасности и уклоняется от них?

- Дед, от своих слов не отказываюсь. Только это было особое обстоятельство. Оно касалось лично меня.

Малопал замолчал, давая возможность понять важность момента, а затем продолжил:

- Автопилот принял сигнал тревоги, переданный из Центра. Такое в полётах случается исключительно редко. Бывает только тогда, когда возникает чрезвычайная ситуация. По правилам полёта после сигнала тревоги Центр повторно выходит на связь через один час. К этому времени пилот должен уже очнуться от глубокого сна и понимать происходящее.

После принятия сигнала автоматически включилась сирена. Однако вой сирены меня не разбудил, так как действие таблетки началось недавно. Затем включилось вибрационное устройство. Кресло-кровать тряслось так, что тело подбрасывало. Но меня удерживали привязные ремни. И после тряски я не проснулся.

Тогда бортовой компьютер пошёл на крайний шаг, предусмотренный инструкцией.

Он отключил установку, которая вырабатывала кислород для дыхания. Я должен был или проснуться, или задохнуться. Могло случиться всякое. 

В аварийной обстановке церемониться нельзя. Если связь с кораблём запрашивает Центр, значит, пилота ожидает смертельная опасность. И тогда не важно: погибнет пилот от нехватки воздуха или по другой причине. Конец будет один. Ты догадался, Дед, каким будет конец?

- Конечно, догадался, но, Малопал, ты пожалей меня. Зачем рассказываешь кошмарную историю? Мне не безразлична твоя судьба. Хочу также сказать, что, по моему мнению, такое отношение Центра к своему представителю является диким, даже варварским.

- Дед, не будь таким чувствительным. Привыкай к тому, что в космосе жестокие порядки. В нём свои законы. Каждый, кто выходит в космическое пространство, знает, что может ждать его. Каждый должен быть готов ко всему. Скажу тебе, что я был готов.  Ладно, ты не переживай, всё плохое осталось позади.

- Если позади, Малыш, то продолжай, - согласился я.

- Итак, Дед, я выжил. Перед пробуждением мне снилось, что мы гуляем с тобой по бескрайнему полю с цветущими васильками. Над нами голубое небо, дует прохладный утренний ветерок. Дышится легко и свободно. Только вдруг стало не хватать воздуха. Я стал задыхаться, и в этот момент проснулся.

Ничего не могу понять. Где я, что происходит, почему связан по рукам и ногам, почему трудно дышать, отчего голова раскалывается на части. Наверное, миновала минута, пока пришёл в себя и ответил на эти вопросы.

Тогда отстегнул привязные ремни. Сел, обхватил голову руками и крепко сжал её, чтобы она не развалилась. Боль уменьшилась, а дышать стало нечем.

Нужно было торопиться. Я потянулся к аварийной кнопке с надписью «воздух», нажал её и потерял сознание. Если бы мне тогда не удалось запустить кондиционер, то я бы погиб.

Когда я окончательно очнулся, то разобраться в обстановке труда не составило. Я не ответил на вызов Центра, и аппаратура планетолёта всеми возможными способами приводила меня в чувство, и чуть не отправила на тот свет.

Ладно, хватит об этом. Меня зачем-то вызывал Центр. Знать бы по какому делу. Скоро узнаю, успокаивал я сам себя. Через час вызов повторится. Надо ждать.

Так вскоре и случилось. Центр вызвал планетолёт на связь, - продолжал маленький, но мужественный пилот. – Как проходят сеансы связи, тебе, Дед, известно. Я получил краткое указание:

«Исполнителю миссии – «М». Вредные человечки планеты с тёмным Солнцем активизировались. Они летают над Ялмезом. Началась война миров. Принять планетолёт не можем. Приказываю немедленно изменить курс и вернуться на Землю. Центр».

Тут я окончательно пришёл в себя. Вновь и не один раз прочёл информацию. Первым моим желанием было возразить Центру. Но как это сделать? Центр может вызвать меня, а я его не могу. По инструкции в особых случаях возможен третий сеанс связи. Центр может повторить его ещё через час. Нужно опять ждать.

- Но это был приказ, Малопал, - вмешался я. - Ты обязан выполнять его без обсуждения. Центру виднее, какая обстановка на планете. Неужели ты не изменил курс корабля?

- Нет, Дед, не изменил. Ты пойми меня. Я не автомат для нажатия кнопок, а мыслящее существо. У меня своё понимание происходящего, я сам могу дать оценку событиям. Поэтому решил ничего не предпринимать, решил ждать последнего сеанса связи, если он будет.

После этой фразы Малопал глубоко вздохнул и замолчал. Он, конечно же, переживает те кошмарные часы, подумал я.