Новости
30.03.21Сварог - небесного огня Бог 30.03.21Стах - восхождение в пропасть 01.02.21Ежедневное обновление заметок смотри... 29.01.21Граждане СССР пишут... 29.01.21Быстро рвутся связи. Едва оставил работу.. архив новостей »
GISMETEO: Погода по г.Екатеринбург

Информеры - курсы валют

Возвращение Малопала

     Через какое-то время, подтверждая мою догадку, гость продолжил:

- Я очень переживал, Дед, и мучился. Выполнение миссии шло гладко, уже подходило к концу, и вдруг такая неприятность. Надежда на скорое возвращение домой рухнула. Соглашаться с приказом Центра не хотел.

К очередному сеансу связи подготовил такое сообщение:

«Центру. Опасность не страшит. Готов рисковать жизнью. Прошу отменить приказ. «М».

- А что означает буква «М» в посланиях, - спросил я пилота.

- Это мой позывной, Дед. Он взят от первой буквы моего имени, - откликнулся дружок. – Тебе подсказать моё имя. Неужели так трудно догадаться. Ты, видно, Дед от волнения всё забыл. Так?

Я хотел возразить заносчивому малышу, который не мог без колкостей, а потом передумал. Лучше промолчать, ведь Малопал столько пережил. Не услышав от меня ни ответа, ни возражения, Малопал продолжил:

- Через час Центр вышел на связь. Это означало, что он не был уверен в том, что я выполню приказ. Во время сеанса связи мы обменялись заготовленными сообщениями.

- И что же передал Центр, Малопал? - заторопил я.

- Сейчас, Дед. Своё сообщение Центр составлял заранее, оно не могло учитывать моё обращение с просьбой об отмене приказа. Но содержание директивы оказалось таким, что моя позиция уже ничего не могла изменить.

Вот послушай, я помню его наизусть:

«Вредные человечки могут захватить планетолёт. Тогда они раскроют секреты наших космических посланцев. Центр не допустит этого. Центр уничтожит твой планетолёт ракетой, чтобы он не достался врагу. В ближайшие месяцы связи не будет. Центр».    

- Это сообщение, Дед, меня совсем расстроило. Родная планета отказалась принять своего исследователя космического пространства. Она угрожала уничтожить планетолёт вместе со мной. Было обидно, как говорят земляне, до слёз.

Конечно, я понимал, что интересы планеты выше интересов отдельного гражданина. На месте Центра и я поступил бы также.

Выбора не оставалось. Пришлось подчиниться приказу, и взять курс на Землю. Полетел туда, где меня не ждали. Но, по правде говоря, Земля не готовилась и к моему первому визиту. А сейчас обо мне там знали, и, наверное, будут рады неожиданному возвращению. Это так, Дед?

- Малопал, неужели ты сомневался в том, что мы можем не обрадоваться твоему возвращению? Ты не представляешь, как Настя, Саня и Ваня были расстроены, когда ты улетел. Настя даже рыдала, и мне пришлось её успокаивать. Она не хотела расставаться с тобой. Твоё возвращение для всех нас настоящий праздник. Ты всё увидишь своими глазами, и убедишься в моей правоте.

Напряжение, сковывавшее моего друга, отступило. Он расслабился, на личике появилась знакомая улыбка, которая не предвещала мне спокойной жизни уже в самое ближайшее время.

- Дед, если у тебя есть носовой платок, - посоветовал Малопал, - то вытри своё лицо. Оно всё в капельках пота.

- Тебе это мешает? – поинтересовался я.

- Ещё как. Я вижу своё искажённое отражение в каждой капельке, словно нахожусь в комнате смеха с кривыми зеркалами. Они мешают мне сосредоточиться и рассказывать о тяготах путешествия.

Я вытер лицо платком и спросил шутника:

- Теперь стёрта комната смеха? Капельки пота у меня от сопереживания, - продолжил я. - А ты всё такой же выдумщик и фантазёр, дружок. Когда завершишь свой пересказ? Как ты нашёл нас?

- Не перебивай, Дед. Я обойдусь без наводящих вопросов, они только сбивают меня с толку. Не отвлекай, пожалуйста.

- Кто же тебя сбивает? Ты первый задал вопрос, а я на него ответил. Ты первым заговорил о комнате смеха, хотя мы сидим на кухне, где нет никаких зеркал. Кто кого отвлекает? – возразил я после несправедливого упрёка.

- Дед, мы кого слушаем? Тебя или меня? Ты будешь продолжать рассказ о моём возвращении или дашь возможность говорить мне?

- Продолжай, Малый, я умолкаю.

- Так вот! – произнёс дружок. – Я изменил курс планетолёта. Ялмез теперь оказался за  спиной. Впереди была Земля. В сон больше не погружался. Всякие мысли не покидали меня ни на минуту. 

Полёт проходил без происшествий и без приключений. Корабль вошёл в зону притяжения Земли, я стал уменьшать скорость. Земля приближалась стремительно. Мне надо было выбрать место посадки из двух вариантов. Первый вариант – Южная Америка, где находился мой напарник.

О моём отлёте он не знал. Я не навещал его несколько месяцев, скорее всего, он подумал, что я погиб. Напарник, наверняка, разыскивал меня здесь. Он не нашёл ни меня, ни мой планетолёт. Вывод напрашивался один – со мной стряслась беда.

- А почему, Малопал, он не обратился ко мне? Я бы ему рассказал всё, что знал.

- Как это возможно, Дед? Он же не имел на то указания Центра. Понимаешь ситуацию?

- Кажется, понимаю, - отозвался я.

- То-то, Дед. Представляешь, спустя месяцы после исчезновения я вдруг объявляюсь. Где будут глаза у моего напарника?

- Где? Там, где положено, - уверенно сказал я.

- Нет, Дед, они на лоб вылезут от удивления. Он подумает, что я вернулся с того света. А как потом глаза вернуть на место? Ты понимаешь ситуацию?

- Малопал, что ты заладил про понимание ситуации? Мы тут не поглупели за время твоего отсутствия? Говори по делу.

- Дед, я рассуждал, рассуждал и решил свалиться тебе на голову.  

- Правильно решил, Малопальчик, - воскликнул я, - только свалиться мне на голову тебе не удалось.

- Дед, моё решение лететь к тебе обернулось трудностями. Подлетел я сюда, а здесь такое творится, такое творится, что я растерялся. Я же никогда раньше не видел снега, не представлял, что такое зима. Только читал об этом. А тут зима и метель вместе балуются. Ты не представляешь эту круговерть.

- Где уж мне представить, Малыш. Три дня носа во двор не высовывал.

- А зачем, Дед, надо было нос высовывать? Разве у тебя глаза теперь на носу?

- Дружок, ты отвлекаешься? Уже поздно, а твоему рассказу не видно конца. Совершай, наконец, посадку.

- Так куда совершать, Дед? Я же говорю, что ничего не видно из-за метели. Темень полная, сигнальные посадочные огни ты не выставил. Как садиться? Куда? Завис я на высоте, и стал высматривать знакомые предметы. На иллюминатор снег налипает. От напряжения глаза слезятся, а надо смотреть. И тут, Дед, я тебя хорошим словом вспомнил.

- Хорошим словом вспоминают по доброму поводу, Малопал.

- Повод был добрым. Ты скворечник на длинной трубе на зиму не убирал? Не убирал. Я его и приметил. Вокруг белым-бело, а тёмный скворечник виден. Он для меня стал ориентиром. Понимаешь?

- Понимаю, Малопал, - сказал я, - двигайся дальше.

- Я и двинулся дальше, когда увидел мой скворечник. Не мой, конечно, а твой, Дед. Правда, он и не твой, а скворушек.  На него и направил планетолёт. Залетел вовнутрь с первой попытки. Это была удача. А через минуту неудача вышла.

Спрыгнул я со скворечника, и провалился в глубокий снег. Хотя, Дед, у меня нет лишнего веса, как у тебя, но я провалился. Не держал меня снежный покров на поверхности. Пришлось идти по твёрдой земле под снегом. Только я не знал, в какой стороне коттедж находится.

Ходил я, как ходит письмо с неправильным адресом на конверте, а к адресату добраться не может. Заблудился, одним словом. Несколько раз подпрыгивал, чтобы оглядеться. Взлетал над снегом, но видимость нулевая. Метель и всё тут.

Потом в туннеле оказался. Идти стало легче. Вдруг навстречу чудище с меня ростом. Мордочка острая, усы в разные стороны, глаза на две бусинки похожи. Вжался я в стенку туннеля, дышать перестал. Чудище мимо меня проползло, а за ним длинный хвост.

Хотел схватить его за хвост, но удержался. Не встречался он мне раньше, поэтому рисковать не стал. Мало ли что.

- Так это ты, дружок, мышь полевую встретил, когда по её ходу шёл. Она могла и укусить тебя, и к себе в нору утащить на пропитание, - припугнул я.

- Зачем, Дед, придумываешь. Да я бы знаешь, что с ней сделал? Знаешь?

- Не отвлекайся, дружок, от темы, - остановил я храбреца.

- Ладно, не стану пререкаться. Иду я на ощупь дальше, петляю. Тут слышу странный скребущий звук. Он то пропадал, то появлялся. На него я и пошёл. А что было делать?

- Как это, Малоспал, ты на звук пошёл? На какой звук?

- Деда Боря, слышу я, что кто-то что-то разгребает. Я на этот звук и пошёл. Представляешь, вскоре вышел на расчищенную от снега дорожку. Стало светлее. Огляделся по сторонам и увидел, знаешь кого? Догадайся, Дед, кого я увидел?

- Сейчас подумаю. Неужели меня?

- Тебя, Дед, тебя. Правда, ковровой дорожки не было, которую для высоких гостей к трапу самолёта расстилают. Не подготовился ты, Дед, к торжественной встрече. Прощаю. Потом я за тобой в дом проскочил, дождался подходящего момента и предстал перед твоими глазами во всей красе. Ты, Дед, выручил меня, можно сказать, что моим спасителем оказался. Благодарю!

- Фу, Малопал, я уже и не верил, что ты завершишь рассказ. Время затягивал? Ковровую дорожку приплёл к чему-то. Зачем? Шутишь? Хотя после такого путешествия можно и пошутить.

Малопал молчал, что давало мне возможность продолжить:

- Дружок, поздравляю тебя с прибытием на новую Родину! Теперь, видимо, мы долго не расстанемся. Я рад этому, внуки счастливы будут. Это правда!

- Спасибо за поздравление, Дед! Я рад, что нам вновь довелось увидеться. Да, похоже, я осяду в ваших краях надолго. Ты уж меня не оставляй, Дед. Чем завтра займёмся? Что предлагаешь?

- Неугомонный ты наш, - сказал я, - нужно сначала отдохнуть после дороги. О завтрашнем дне подумаю.  Будет день – будет пища.

- Есть я не хочу, - возразил дружок.

- Паломальчик, никто и не предлагает еду. Это в народе так говорят. Подразумевается, что когда проснёмся, тогда и разберёмся. Хватит на сегодня, ты устал с дороги. Пора спать. Утро вечера мудренее.

Возражения на мои слова не последовало.