Новости
30.03.21Сварог - небесного огня Бог 30.03.21Стах - восхождение в пропасть 01.02.21Ежедневное обновление заметок смотри... 29.01.21Граждане СССР пишут... 29.01.21Быстро рвутся связи. Едва оставил работу.. архив новостей »
GISMETEO: Погода по г.Екатеринбург

Информеры - курсы валют

Прогулка с Малопалом

     Подготовка юного друга к прогулке закончилась. Теперь была моя очередь одеться теплее. С этим справился без труда. Потом бережно поставил Малопала с лыжами на ладонь и вышел во двор. Солнышко пригревало, ветер стих, белый снег слепил глаза. Дорожка к калитке, которую я накануне расчистил, была занесена снегом. Однако на мне были валенки, а на Малопале – лыжи. Сугробы нас не страшили.

Я положил свою ладонь с лыжником прямо на снег и сказал:

- Начинай первую лыжную прогулку. Только оставайся на виду, чтобы ненароком не потерялся.

- Спасибо, Дед, - отозвался Малопал, - не беспокойся.

Дружок чуть присел, оттолкнулся острыми палками от моей ладони и скатился на снег. В этот момент я ойкнул и отдёрнул руку. На ладони, как после уколов, осталось два следа от лыжных палок.

- Что же ты такой неосторожный? – Крикнул я вдогонку другу, но его и след простыл.

На самом же деле, след на снегу остался. Меня это успокоило. Никуда Малопал не денется, найду его по лыжне. Натянул я на руки варежки и стал пробираться по следу через сугробы.

След уводил за коттедж, потом повернул к скворечнику. Наверное, дружок захотел побывать на месте приземления планетолёта, подумал я, и двинулся дальше.

Когда я вышел на просторное место, то от растерянности остановился. Не знал, куда теперь двигаться дальше. Рядом со следом от лыж, по которому я шёл к скворечнику, появился точно такой же след. Он шёл рядом с первым.

Это говорило о том, что дружок возвратился обратно. Мне не имело смысла дальше идти вперёд, и я повернул назад. Сделал шаг и заметил, что на снегу уже три лыжни. Опять развернулся, и увидел уже четыре параллельных следа.

- Вот проказник, - вырвалось у меня восклицание, всё бы шутки шутить и меня разыгрывать.

Зная его проделки, легко было догадаться, что Малопал  раскрыл над головой зонтик, который делал его невидимым. Вот он и носился рядом со мной то туда, то обратно. 

Пришлось остановиться и наблюдать за его проделками. Вокруг меня стали образовываться круги. Они становились всё уже, уже, пока начало следа не уткнулось в мой громадный валенок. 

- Малопал, может быть, тебе пора появиться и поговорить со мной? - сказал я громко.

- О чём говорить, Дед?

- Поделись впечатлениями о лыжной прогулке, а я расскажу о том, что ты ещё не умеешь делать.

- Я уже всё умею.

- Не всё, Малопал. Ты, например, не прыгал с трамплина.

В тот же момент у моих ног объявился дружок. Только я не мог разобраться: стоит он ко мне ицом или спиной. Цвет его раскрасневшегося лица совпадал с цветом одежды. На всякий случай я попросил его повернуться ко мне лицом.

- Ты что, Дед! – раздался голос запыхавшегося Малопала. – Неужели твой лучший друг будет стоять к тебе спиной, когда с ним разговаривают?

Тут он широко улыбнулся, и по белым полоскам зубиков я убедился, что Малопал говорит правду.

- Как впечатление, друг?

- Дед, это восхитительное занятие! Не могу подобрать слов, чтобы выразить своё восхищение. Я восхищён прогулкой и восхищаюсь своими способностями!

- Малопал, тебе не хватает слов, чтобы выразить состояние души и тела?

- Слов хватает, просто я тороплюсь высказаться. Что такое трамплин? Покажи.

- Пока показывать нечего? Его надо сначала сделать. Сейчас начну мастерить на твоих глазах. Ты всё поймёшь сам.

Я взял лопату для уборки снега, добрался до сугроба, который был выше пояса и принялся за дело. От верхушки сугроба сделал крутой спуск, за ним небольшую горизонтальную площадку, за ней обрыв и спуск. Горка для Малопала была такой же высоты, как для меня пятиэтажный дом.

- Малопал, - сказал я торжественно, - сможешь съехать сверху, пролететь в воздухе над обрывом и приземлиться внизу на лыжи? Где лыжи коснуться снега, там я проведу черту. Потом измерим расстояние от обрыва до черты. Получится длина прыжка. Ты понял?

Малопалу не потребовалось много времени, чтобы дать ответ:

- Всё понял, Дед. Конечно, смогу совершить прыжок. Куда нужно приземлиться?

- Как куда? Прыгнуть нужно так далеко, как только сможешь.

- Я смогу улететь в любое место. Ты только покажи мне черту.

- Не надо преувеличивать свои способности, Малопал. У каждого трамплина есть своя максимальная длина прыжка. Дальше неё спортсмен улететь не может.

- Дед, настоящий спортсмен может всё. Показывай черту.   

- Ты меня не понял, Малоспал. Черту я проведу после прыжка.

- Я всё прекрасно понял, Дед. Проводи черту.

- Какой же ты упрямый. Ладно, сделаю так, как ты хочешь.

Я решил пошутить над самоуверенным гостем, добрался по снегу до калитки, открыл её и стал напротив трамплина за забором. До меня было метров десять, да ещё на пути высился забор.

- Готов к прыжку, Малопал? – спросил я.

- Готов, - отозвался дружок, который уже стоял на вершине горки. – Только я не вижу черту.

- Зачем её видеть? Расстояние до меня тебе всё равно не пролететь. Прыгай, но будь осторожен.

- Дед, если не хочешь делать черту, тогда оставайся на том месте, где стоишь. Будешь для меня ориентиром.

- Ладно, - ответил я, упрекнув про себя дружка за  излишнюю самоуверенность.

Малопал оттолкнулся палками, присел, как заправский прыгун, и ринулся вниз. Оторвавшись от трамплина, он пролетел и над забором, и над моей головой. При этом он радостно визжал. Визжал так громко, что разлетелись в стороны вороны, которые ютились в трубе над коттеджем.

Вскоре вороны успокоились, и опять залезли в вентиляционные отверстия. Наступила полная тишина, которая лично мне ничего доброго не предвещала. Я повернулся кругом и пошёл искать лыжника-рекордсмена.

За дорогой в большом сугробе обнаружил отверстие. Засунул в него руку, но до земли не достал. Стал звать Малопала, он не отзывался.  Тогда я побежал за лопатой, чтобы начать раскопки.

Когда вернулся, то увидел на дороге перед сугробом моего друга. Он стоял в одних носках на снегу.

- Как прыжок, Дед? Понравился? – Радостно закричал довольный лыжник. – Ты видел что-нибудь подобное?

- Не видел и, наверное, никогда не увижу, - ответил я. – Ты же простудишься. Зачем снял ботинки?

- А ты, Дед, пробовал выбраться из снежного завала, не снимая лыж? То-то. Я вот не смог. Пришлось расстаться с палками, с лыжами, а заодно и с ботинками, которые ты приклеил, соблюдая инструкцию. Приклеил так прочно, что я не смог их оторвать от лыж. 

- Малопал, разговоры продолжим на кухне. Быстро забирайся в нагрудный карман моей куртки. Согрейся. Я сейчас откопаю твоё лыжное снаряжение.

Раскидал я до основания сугроб, пока нашёл самодельный лыжный комплект, оставленный Малопалом. Мне это стоило большого труда.

Дома я достал из кармана куртки юного друга и стал его раздевать. Это оказалось просто. Взялся за кончик шерстяной нитки, приподнял Малопала на уровень своих глаз и встряхнул рукой. Бантик развязался, и дружок, набирая скорость вращения, полетел вниз.

Потом заварил чай и налил каждому из нас большую кружку. Добавил в чай малиновое варенье. Предложил Малопалу попробовать напиток, чтобы согреться, чтобы не привязалась простуда.

Дружок не отказался. Он быстро взобрался на ручку, уселся на край бортика, а ножки свесил в кружку, едва не касаясь чая голыми пятками. Такая выходка инопланетянина меня удивила:

- Малопал, ты что делаешь? Я собирался налить тебе чай в блюдце.

- Дед, - ответил он, - мне так удобнее. Я и попарю ноги, и подышу чаем. То и другое поможет отвязаться от простуды.

- Ты правильно говоришь, но сидя верхом на кружке, ты не сможешь пить.

- Ох, деда Боря! Столько времени знакомы, а ты до сих пор не знаешь, как пьёт и ест твой друг. Кажется, я уже говорил тебе об этом. Говорил? Припоминаешь?

- Кажется, говорил, только я точно не помню.

- Дед! Мы маленькие человечки, поэтому нам достаточно надышаться запахов еды и напитков. Подышал и уже не голодный, и уже жажды нет. Это земляне набивают желудок килограммами пищи и пьют стаканами воду. Как-нибудь расскажу тебе о нашей кулинарии.

Малыш с явным удовольствием болтал в кружке ногами. Он вдыхал восходящий пар, хвалил вкус чая, и, не замолкая ни на секунду, делился впечатлениями о первой в жизни лыжной прогулке.

Я медленно попивал чай, внимательно слушал Малопала и кивал головой, когда был с ним согласен. Кивать пришлось часто.

Утром следующего дня я вышел во двор, чтобы расчистить дорожку. Погода утихомирилась, можно было не опасаться, что ветер снова занесёт её снегом. Работа спорилась, вскоре я был уже за калиткой, где по дороге ездили машины.

Только в это утро ни один автомобиль пока ещё не проехал. Жители посёлка спали, никто из них не торопился по делам в город. Поначалу меня это удивило, а потом я вспомнил, что сегодня суббота. Самое подходящее время, чтобы отсыпаться.

 Надо было и мне не торопиться. Но лежать в кровати не хотелось, завтракать было рано, вот и пошёл разгребать сугробы. Если говорить честно, то сугробы меня интересовали мало.

Хотелось понять, каким образом Малопалу удалось совершить такой прыжок. Может быть, мне вчера показалось, что он перепрыгнул забор, и улетел на другую сторону улицы. Как можно перелететь через забор, когда высота горки, с которой Малопал скатился, была намного ниже забора? Не может такого быть!

Размышления на эту тему беспокоили даже во сне. Вот меня и потянуло в такую рань выяснить, как всё было на самом деле. Осмотрел горку, забор, место приземления лыжника. Всё выглядело также и вчера. Значит, он на самом деле совершил тот уникальный прыжок и увяз в сугробе. Я подумал про себя, что Малопал всё-таки молодчина.

А никто, Дед, и не сомневался в этом, - услышал я голосок Малопала. - Конечно, молодчина!