Новости
30.03.21Сварог - небесного огня Бог 30.03.21Стах - восхождение в пропасть 01.02.21Ежедневное обновление заметок смотри... 29.01.21Граждане СССР пишут... 29.01.21Быстро рвутся связи. Едва оставил работу.. архив новостей »
GISMETEO: Погода по г.Екатеринбург

Информеры - курсы валют

Предновогоднее происшествие с Малопалом

     К действительности меня вернул Малопал.

- Видишь, Дед. Нам не следует находиться вместе. Люди заподозрят что-то неладное, когда заметят, что ты разговариваешь неизвестно с кем. Подумают, что ты заговариваешься, беседуешь сам с собой. Они вызовут врача для оказания тебе помощи. Нам лучше расстаться. Обо мне не беспокойся. Ты же меня знаешь. Ничего со мной не случится.

Я слушал Малопала и размышлял. Ведь случайный прохожий подумал, что я обращаюсь именно к нему. А с кем я ещё мог разговаривать, если смотрел на него? Что он подумал, когда услышал мой ответ о разговоре с другом? С каким другом? Рядом со мной никто не шёл. Если я обратился не к случайному прохожему, то тогда к кому?  Эта сцена не выходила из головы.

Пришлось мне расстаться с Малопалом. Оставшись один, я стал медленно продвигаться сквозь бурлящую толпу в нужном направлении. Добравшись до прилавка, взялся придирчиво выбирать гирлянду на ёлку и фейерверк.

Когда рассчитался в кассе за покупки, стал хлопать себя по карманам, чтобы в каком-нибудь из них обнаружить Малопала. По моим прикидкам он уже должен быть там.

Именно в этот момент по внутреннему радио раздался голос диктора. Он принёс извинения всем покупателям сразу за неудобства, которые причинит своим объявлением. Посетители прислушались и насторожились. И тут диктор попросил всех срочно оставить магазин…

Ещё добавил, что не следует поддаваться панике, но магазин надо покинуть по возможности быстрее. Мне показалось, что если бы в объявлении не упоминалось про панику, то покупатели оставляли бы магазин спокойно. А когда их попросили не паниковать, то случилось обратное. Началось столпотворение.

Как только посетители оказывались на улице и чувствовали себя в безопасности, их начинало разбирать любопытство. Что же там такое внутри произошло. Зачем им это было нужно знать, я не понимаю. От этого ведь не станет легче.

Меня магазинная проблема совсем не интересовала, я открыл дверцу своей машину и плюхнулся на сиденье. Плюхнулся … и тут же подскочил, как ужаленный. Почувствовал под пальто нечто твёрдое. Первое, что мне пришло в голову, была мысль о Малопале. Так и оказалось. Я вытащил из-под себя моего маленького друга.

- Чем занимаешься? – спросил я.

- Да вот, Дед, ждал тебя и вздремнул, - ответил он зевая.

- Сделал своё тёмное дело?

- Какое такое дело, да ещё тёмное?

- Я не знаю какое. Тебе, Малопал, лучше знать. Страшный переполох в магазине и бегство из него покупателей не связано с твоими проделками?

- Дед, твои подозрения и намёки меня обижают, они совершенно беспочвенны. Магазин мне понравился. Переполох я не застал. Большой выбор всяких безделушек. Неужели кто-то покупает такую безвкусицу?

Я посмотрел в сторону магазина, из которого продолжали в спешке выходить люди. Мы отправились домой. Малопал весь путь быть задумчивым, разговорами меня не отвлекал.

Дома моего гостя заинтересовала гирлянда, он включал и выключал её. Огоньки пускались в бег и останавливались, чтобы исчезнуть. Безделушка явно понравилась иноземцу, но он не сказал об этом.

Меня же заинтересовало экстренное сообщение, передававшееся по телевизору. Диктор так торопился рассказать о таинственном происшествии, что захлёбывался словами. Я привлёк к сообщению внимание Малопала, и мы прослушали информацию до конца.  

Случай на самом деле оказался необычным и странным. Одновременно во всех торговых точках столицы, которые торговали ёлками, привезёнными из леса, произошла престранная вещь. Все ёлки в одно мгновение потеряли все до одной иголки. Вместо зелёных ёлок остались одни коричневатые палки.

Конечно, после того, как ёлки срубают под корень, они теряют иголки. Теряют их и магазине, и когда покупатели везут лесных красавиц домой, и когда они нарядные стоят дома. Недели через две в тепле иголки высыхают  и осыпаются. Но чтобы одновременно все ёлки во всех местах продажи сбросили свой наряд, такого ещё на моей памяти не было, такого и быть не могло. 

Если же это всё-таки случилось, то тут виноваты внеземные силы. Отдельные слабонервные очевидцы этого происшествия падали в обморок, и теряли дар речи. Оголение ёлок вызвало у покупателей возмущение по поводу завоза для продажи бракованной продукции. Владельцы, не успевшие реализовать товара, впадали в транс.

Приглашённые специалисты, не могли ни понять, ни объяснить случившееся. Они терялись в догадках, бубнили себе под нос, что ничего похожего не припоминают. Но такое говорил и я, хотя не был квалифицированным ботаником.

Особенно суетились репортёры. Они прямо лезли из кожи вон, чтобы дольше задержаться на телевизионном экране. Они подсовывали микрофоны очевидцам, задавали нелепые вопросы по поводу случившегося чуда. Ответы очевидцев были ещё более нелепыми.

Некоторые старушки без устали крестились и, глубоко проникая в глубь вопроса, предсказывали скорое наступление конца света.

Из всех живых существ, кто на тот момент знал о случившемся чрезвычайном происшествии и оставался совершенно спокойным, был только Малопал. В чудеса я не верил, а вот в причастности к событию внеземных сил не сомневался с самого начала.

Больше того, я даже конкретно знал, кто заварил эту кашу. Я с самого начала предполагал чьих это рук дело. А сейчас я был абсолютно уверен в правильности своих догадок. Кому же ещё быть? Кому такое может забрести в голову? Кто может поставить подобный номер. Все обстоятельства, все мои пальцы, а не только указательный, указывали на Малопала. На него одного без всяких вариантов. 

Моя уверенность крепла с каждой минутой и дошла до такой степени, что я счёл возможным и даже необходимым тут же обратиться к моему другу с вопросами.

- Не кажется ли тебе, дорогой, - начал я, - что ты имеешь прямое отношение к этому происшествию?

- Нет, не кажется, - ответил он, не моргнув глазом.

- А не кажется ли тебе, что этот случай совпадает с твоим желанием навести порядок? Ты его высказал сегодня утром?

- С каким желанием? – переспросил неохотно гость.

- А с тем, что нельзя вырубать молодые ели ни в лесу, ни в других местах, где они произрастают.

- И это не кажется.

- А не кажется ли тебе, что ты обманываешь меня, когда отрицаешь свою причастность к этой истории?

- Нет, не кажется, - в третий раз дал отрицательный ответ Малопал. – Дед, буду с тобой до конца откровенным. Мне действительно ничего не кажется, так как я знаю, кто это сделал.

- Ты знаешь? - воскликнул я. – Ты был свидетелем во всех магазинах?

- Да, я был свидетелем. Я был не только свидетелем, но и тем, кто совершил этот мужественный поступок. Пусть все люди знают, что нельзя причинять вред природе.

- Малопал, скорее всего, твои действия называются иначе. Это не поступок, а проступок. Ты устроил самосуд. В нашем обществе закон запрещает так поступать.

- Тогда это плохой закон.

- Возможно, Малопал, он далёк от совершенства, но гость обязан соблюдать местные обычаи, традиции и законы. Это неписанный закон для всех.

- Дед, неужели ты думаешь, что я не знаю об этом. У меня не было права вмешиваться. Я поступил по закону планеты Ялмез, хотя это меня не оправдывает.

- Малопал, я тебя понимаю и даже согласен с тобой. Только это ничего не изменит. Всё опять повторится.

- Дед, тут ты не прав. Владельцев магазинов я успел закодировать, больше они никогда не будет принимать для продажи срубленные ёлочки. А материальную потерю я им компенсировал.

- Ком-пен-си-ро-вал, - переспросил я, - ты ещё оказывается и фальшивомонетчик?

- Не наговаривай на меня лишнее, Дед. Всё сделано по правилам.

- Но как? По каким правилам?

- Дед, это моя тайна, - твёрдо ответил Малец.

На какое-то время я умолк, пытаясь разобраться в том, что услышал сейчас от моего друга. Меня уже не интересовало, как удалось ему побывать во всех торговых точках сразу, каким образом он лишил ёлки последней иголки. Мой мозг переключился на тайну компенсации материального ущерба. Как так можно сделать? Выдержав большую паузу, я обратился к дружку.

- Малопал, я не отстану от тебя, пока ты не раскроешь мне тайну компенсации ущерба. Расскажи всё откровенно. Если ты совершил это в рамках правил, то какие могут быть тайны. Он возражал, отказывался, упирался, а потом сдался.

- Послушай, Дед, отвечу тебе на единственный вопрос. Поклянись, что на ёлочную тему ты больше ни одного вопроса не задашь.

Я чувствовал подвох, но пришлось согласиться и пообещать, что больше уточнять ничего не буду.

- Дед, я сделал так, что все люди, которые имели отношение к заготовке ёлок и их продаже ничего об этом помнить не будут.

- Но, Малопал, забыть об ущербе, это ещё не значит, что он компенсирован. Это же совсем другое дело. Скажи мне …

- Хватит вопросов, Дед. Мы так не договаривались.

Пришлось с ним согласиться, хотя любопытство моё не угасло и по сегодняшний день. Много осталось тёмных пятен в этом происшествии.