Новости
30.03.21Сварог - небесного огня Бог 30.03.21Стах - восхождение в пропасть 01.02.21Ежедневное обновление заметок смотри... 29.01.21Граждане СССР пишут... 29.01.21Быстро рвутся связи. Едва оставил работу.. архив новостей »
GISMETEO: Погода по г.Екатеринбург

Информеры - курсы валют

Вице-президент Баженов Ю.М.

     После представления отчётного доклада будет уместным сделать передышку. Всё-таки отчётность перед делегатами съезда предполагает определённую схему изложения материала, которой докладчик обязан придерживаться. К тому же подобное выступление не допускает отклонений от вопросов, рассматриваемых съездом, и вольных толкований. Это серьёзное мероприятие, которое завершается выборами президента и по его предложению вице-президентов НТО.

Но изложение доклада завершено, и можно принять любую схему продолжения повествования. Паузы между отчётными докладами на съездах стану заполнять представлением заместителей президента РНТО строителей. У читателей, которые ознакомятся с их биографическими данными, достижениями в научных исследованиях, человеческими качествами, будет возможность убедиться в уникальности и исключительности каждого из них. Каждый из них на безвозмездной основе десятилетия работал на благо Общества, оставаясь верным его идеям.

Первым из заместителей президента Общества представляю, следуя алфавитному порядку, Юрия Михайловича Баженова. Он родился в 1930г., т.е. на шесть лет раньше меня. Не случайно, в начале совместной работы он казался мне намного старше. Однако спустя два десятилетия это впечатление изменилось, ибо мы каким-то образом очутились в одной возрастной группе.

Выглядел Ю.М. солидно: высокого роста, крепкого сложения, необъятность его ладони чувствовалась при рукопожатии. Голос имел громкий и хорошо поставленный, что отличает преподавателей, которые годами читают лекции студентам.

Эрудиция его не имела границ. Любая тема, обсуждаемая на заседаниях бюро, была ему в достаточной степени знакома. Он обязательно высказывался  по каждому из вопросов и, как правило, делал это не по одному разу.

Природа наделила Ю.М. неуёмной энергией, которой наверняка завидовали  более молодые заместители. Эмоциональные всплески особенно проявлялось во время выступлений, когда остановить его, призывая к регламенту, оказывалось безнадёжным делом. И если мне это удавалось, то не сразу и только за счёт иронических безобидных замечаний, охлаждавших его пыл.

Должен сказать, что вообще-то вести совещание, когда в нём участвуют учёные мужи, представляющие различные школы, к простому занятию не отнесёшь. Чёткость формулировок, убеждённость в своей правоте, подкреплённой результатами научных опытов и экспериментов, логическая основа при донесении до слушателей информации, зачастую приводят к непринятию доводов других оппонентов, даже к спорам с употреблением резких оценок.

Учёный человек является более самостоятельным в поступках и независимым в суждениях, чем, например, производственники в своей массе, которых слово старшего по должности быстро охлаждает в спорах. Может быть, подобное имеет место и в научных коллективах, где существует зависимость младшего персонала от руководителя.

Но РНТО строителей общественная структура, её члены трудятся по зову души. В отношениях с ними командные реплики смысла не только не имеют, но просто нелепы, так как они недопустимы в отношениях с людьми сложившимися, авторитетными, известными широкой общественности, знающими себе цену.

Поэтому управлять процессом обсуждения, когда ещё поджимает регламент, совсем непросто. Приходится по обстановке пускаться на хитрости, использовать разные приёмы, чтобы не допустить обиды. Не стану вдаваться в подробности, каждый сам вырабатывает со временем манеру поведения и простое заимствование чужого, как и слепое подражание, ничего хорошего не дадут. Однако, по моей собственной оценке, вести обсуждение в желаемом тематическом и временном русле мне всё-таки удавалось. Получалось это как-то самой собой.

Заседания бюро всегда проходили за длинным и довольно широким столом в главном зале, который, если расставлялись дополнительные стулья, вмещал до полусотни участников. Я располагался с того торца стола, который был ближе к входной двери, ведущей в кабинет Дубцова. По левую руку от меня, но уже по длинной стороне стола, было место, негласно закреплённое за Баженовым. Разложенные нами на столе бумаги из-за нехватки площади касались и частично накрывали друг друга, что не доставляло нам неудобств.

Выступающие, и я в том числе, обращались к коллегам, не вставая с мест. Это придавало большую доверительность обсуждению. Если было желание говорить стоя, чтобы слова звучали убедительнее, то это не возбранялось. Иногда и мне, по особо торжественным или печальным случаям, жизнь не обходится без того и другого, приходилось говорить стоя. Ю.М. поднимался редко, его и так было хорошо слышно и видно.

Когда поджимало время, то мне было удобно касаться его руки и известным жестом показывать, что пора закругляться. Это порой не действовало, тогда приходилось вслух произносить слова, которые могли привлечь его внимание. Естественно, что людям, имеющим широкий круг направлений исследований и увлечений, всегда есть, что сказать коллегам. А таким и был Ю.М. Баженов.

Он доктор технических наук, профессор, академик Российской академии архитектуры и строительных наук, Международной и Российской инженерных академий. Крупный специалист в области строительного материаловедения, производства и применения строительных материалов и изделий. Всевозможные бетоны, композиционные вяжущие вещества, различные модификаторы, вопросы повышения долговечности, ремонта и восстановления конструкций и т. д. в сфере его внимания и изучения. Огромным получается охват тем.

А ещё Ю.М. Президент ассоциации учёных по строительному материаловедению, заслуженный деятель наук России, лауреат премии Совмина СССР. У Баженова 250 научных трудов, 60 изобретений, 6 монографий и 5 учебников. Он известен специалистам строительного профиля. В его светлой  голове по любому случаю находилась масса идей, предложений, рекомендаций и советов. Он выдавал их щедро. Он учёный-агитатор, который может голосом, знаниями, энергией увлечь других, повести за собой. Как можно в таких условиях не говорить? Ему было о чём сказать, и он говорил.

Без Ю.М. наш коллектив заместителей и членов бюро лишился бы одной из своих самобытных и оригинальных граней, привлекающих внимание.

Другое дело, что предложения, высказываемые Ю.М., адресовались другим. Те другие должны были браться за осуществление его идей. Сам он не собирался реализовывать то, к чему только что призывал. Нет, в этой части он не возлагал на себя обязанности и не стремился осуществлять сказанное. Эту особенность Ю.М. все знали, поэтому и не ожидали от него практических действий.

Наверное, он рассуждал так: пусть мои предложения и рекомендации исполняют другие, так как у меня есть новые, которые ещё предстоит огласить. И ведь на самом деле было так. По любому из обсуждаемых вопросов он предлагал не одно направление, осуществив которое можно было добиться успеха.

Перед окончанием очередного года, после заседания бюро, участники обсуждения приглашались на фуршет в соседнюю комнату. Там на столах были бутерброды, напитки, фрукты, конфеты, чай и кофе. Всё чинно и скромно. Приятная семейная атмосфера, хотя все стоят на ногах. Мне, как президенту, приходилось произносить небольшое приветствие, состоящее из итогов уходящего года и пожеланий на будущее. После этого я передавал ведение мероприятия в надёжные руки Баженова. Он охотно брал бразды правления, и это дело доводил до логического конца. Первый тост Ю.М. был неизменным: он касался женщин.

Так как я, когда состоял на государственной службе, был вечно занят и торопился по делам, а когда уже не работал, то сам был за рулём автомашины, а пребывание трезвого человека в весёлой компании оказывалось не очень уместным, то вскоре после начала торжества оставлял коллектив. Коллеги меня правильно понимали, и не расстраивались по поводу преждевременного ухода шефа. Можно было не сомневаться, что в нашем коллективе ничего недостойного не могло произойти.

Когда Юрий Михайлович не был в командировке, на заседания бюро он приходил заблаговременно. У нас была возможность, встретившись в кабинете Дубцова, и тепло поприветствовать друг друга, и обменяться новостям, и пошутить по каким-нибудь поводам.