Новости
30.03.21Сварог - небесного огня Бог 30.03.21Стах - восхождение в пропасть 01.02.21Ежедневное обновление заметок смотри... 29.01.21Граждане СССР пишут... 29.01.21Быстро рвутся связи. Едва оставил работу.. архив новостей »
GISMETEO: Погода по г.Екатеринбург

Информеры - курсы валют

Усадьба

     В советский период в состав Всесоюзного НТО строительной индустрии самостоятельными структурами входили НТО всех Советских социалистических Республик. И только РСФСР не имела республиканского органа. Решением российских вопросов непосредственно занималась организация союзного уровня. В такой схеме управления были свои плюсы и минусы.

Я уже упоминал, что Всесоюзное НТО строителей было образовано в 1933 году. В то время я ещё не родился. Мне не хотелось бы излагать историю развития научно-технического общества по чужому справочному материалу и воспоминаниям других людей. Пусть это они сделают сами. Я изначально ставил цель рассказать лишь о том периоде, к которому сам имел непосредственное отношение, возглавляя Общество,  а также о предшествующем периоде, с которым был в какой-то мере знаком.

Поэтому начинаю с 1972 года, когда Всесоюзное НТО стройиндустрии возглавил на общественных началах Ищенко Иван Иванович, работавший тогда заместителем председателя Госстроя СССР. Я не только слышал о нём, ещё проживая в Свердловской области, но и неоднократно видел его на совещаниях в столице, куда приезжал с командировочным удостоверением в кармане.

Начало же относительно плотных производственных отношений с И.И. пришлось на 1986 году, когда я был назначен заместителем министра Минтяжстроя СССР и переехал на работу в Москву.

Ищенко вёл в Госстрое технические вопросы, которыми я занимался в министерстве. Встречались мы с ним по разным поводам многократно. Он был коренастый, хорошо сложен, обладал исключительной энергией и энтузиазмом, которые бросались в глаза даже в том случае, когда ты находился не рядом с ним. За его перемещениями в пространстве, за ходом его мыслей и быстротой речи уследить было трудно. На его лице при разговоре, как правило, присутствовала улыбка, которая, на мой взгляд, соответствовала его подлинному отношению к коллегам.

Трудовую деятельность Ищенко начал в 1949 году на стройках Сибири мастером, прошёл все ступеньки производственника. До перехода в Госстрой десять лет проработал инструктором и заведующим сектором отдела строительства ЦК КПСС.

Он окончил Московский инженерно-строительный институт, защитил кандидатскую диссертацию, был награждён двумя орденами Трудового Красного Знамени, а также Дружбы народов и Знак Почёта. Являлся лауреатом Государственной премии.

Такой послужной список мог иметь только умный, деловой, контактный человек, умеющий на добрых началах выстраивать отношения с людьми. Держался он просто, и уже этим располагал к себе. Относился я к нему с уважением, хотя мне всегда казалось, что чуть большая концентрация в делах ему бы не помешала.

При Ищенко И.И. Всесоюзное НТО строительной индустрии достигло, пожалуй, наибольших высот в развитии. Это касалось и роста численности членов общества, и количества крупных мероприятий, которые оно проводило по пропаганде технического прогресса в отрасли. Энергии Ищенко хватало как на выполнение производственных обязанностей, так и на несение общественной нагрузки.

Между нами стазу же установились деловые товарищеские отношения. Они поддерживались и тогда, когда я уже стал президентом Российского НТС строителей. Ищенко получал от общества приглашения на крупные мероприятия и встречи. На первых порах он несколько раз принимал в них участие.

В общей сложности Иван Иванович возглавлял общество НТО 18 лет. Когда я сменил Ищенко, то не мог себе представить, что в этой общественной организации проработаю дольше его. Однако невероятное случилось.

В 1988 году Ищенко И.И. вышел на пенсию по возрасту, но продолжал возглавлять общество. В государстве шла перестройка с полной неразберихой, с инфляцией, со страшным обнищанием даже тех пенсионеров, которые занимали крупные государственные посты.

30 декабря 1996 года я по решению бюро совета общества, президентом которого был, подписал письмо Президенту Российской Федерации Ельцину Б.Н.

В письме кратко излагалась производственная биография Ищенко, а заканчивалось оно такой фразой:

«Учитывая большие заслуги Ищенко И.И. в развитии строительной отрасли Российской Федерации, полагаю уместным просить Вас, Борис Николаевич, рассмотреть и решить вопрос дополнительного материального обеспечения».

Однако новогоднего подарка от Президента страны Ивану Ивановичу Ищенко не последовало, надо было, видимо, написать конкретнее: «рассмотреть и решить положительно», что звучало бы совсем дерзко. Не было и ответа на обращение, но разве кто-то мог тогда всерьёз рассчитывать на его получение.

Для размещения центрального аппарата НТО Ищенко добился получения в аренду памятника архитектуры, именовавшегося «Городской усадьбой конца ХY111 века». Решение Исполкома Моссовета о передаче памятника состоялось в июне 1974 года.

На тот момент строения, находившиеся на территории «усадьбы», имели общую площадь 750м2, на которой проживало 25 человек (12 семей). Помещения были разгорожены массой перегородок, не имевших отношения к первоначальной планировке зданий. «Усадьба», занимавшая около десяти соток городской земли, не имела ограды по контуру.

Можно легко представить, что в тот момент представляла собой «усадьба». Её передача в аренду ВНТО строительной индустрии для городской власти была явной удачей. За ту работу, которую провело общество по возрождению памятника архитектуры, власть должна была бы благодарить общество до конца своих дней. Но к теме воздания по заслугам я вернусь позднее.

Решением Моссовета общественная организация НТО обязывалась «своими капитальными вложениями принять участие в долевом жилищном строительстве для переселения жильцов, а также своими силами перевезти домашнее имущество проживающих семей». Затем своими силами и за счёт собственных средств должна была поднять из руин «усадьбу».

За период с 1976 по 1984 годы главное здание было полностью отреставрировано с восстановлением заново внутренних интерьеров (лепнина, хрустальная люстра и бра, стены из мрамора и шёлка, инкрустированный паркет), на один метр был углублён подвал, восстановлены его комнаты и сводчатый потолок. Площадь главного здания увеличилась на 200м2.

Малый флигель, находившийся в полуразрушенном состоянии, в 1977-1980 годах был отстроен заново. Большой одноэтажный флигель в 1991-1992 годах, это уже в мою бытность президентом общества, был вообще полностью разобран, а затем заново выстроен с добавлением второго этажа и с увеличением площади на 250м2.

Не берусь судить, насколько новые объекты соответствовали первоначальному историческому облику строений, но реставрационные работы и работы по реконструкции велись под контролем городской курирующей службы, занимающейся охраной памятников архитектуры.

Вместе с тем, хорошо знаю, насколько повышается требовательность организаций, осуществляющих надзорные функции, когда сами они не участвуют в финансировании восстанавливаемых объектов, а делается это за счёт других. В 1991 году «усадьба» была ограждена столбами из белого камня с металлическими секциями ограды между ними.

На всём внутреннем пространстве, свободном от строений и проездов, были высажены деревья, кустарники, сделаны проезды и проходы, разбиты цветники и установлена даже какая-то легкомысленная скульптурная группа, представляющая резвящихся детей пионерского возраста. Не думаю, что эту композицию скульптор изваял по заказу общественной организации. Скорее всего, она оказалась не к месту в каком-нибудь из московских парков в связи с урезанием его территории, и была подарена НТО властями города на новоселье. А дарёному коню, как известно, в зубы не смотрят.

С годами разросшиеся деревья и кустарники образовали уютнейший уголок, где легко дышалось после суеты, толчеи и автомобильных пробок столичных улиц. Переступая порог калитки, каждый оказывался в обстановке, которая приносила успокоение, желание размышлять и творить. Сюда всегда хотелось заглянуть лишний раз, окунуться в мир покоя. Хотелось этого не только мне.