Новости
30.03.21Сварог - небесного огня Бог 30.03.21Стах - восхождение в пропасть 01.02.21Ежедневное обновление заметок смотри... 29.01.21Граждане СССР пишут... 29.01.21Быстро рвутся связи. Едва оставил работу.. архив новостей »
GISMETEO: Погода по г.Екатеринбург

Информеры - курсы валют

Выселение

     В декабре 2006 года завершался очередной срок аренды «усадьбы». Заблаговременно, по накатанной схеме, были подписаны и отправлены правительству Москву от разных инстанций письма в поддержку притязания НТО на пролонгацию договора.

Бюрократический аппарат столичного Минкомнаследия переварил информацию, и в апреле 2007 года письменно уведомил НТО о необходимости переоформления охранно-арендного договора. Связанная с этим надежда на положительное разрешение проблемы вскоре исчезла, так как представитель министерства в разговоре по телефону дал понять, что договор пролонгироваться не будет.

Такое решение Минкомнаследия мотивировало тем, что необходимо наполнять бюджет первопрестольной. Ведь арендная плата для общественных организаций составляла менее половины от того, что оплачивали коммерческие структуры. Казна Москвы с нашей «усадьбы» на самом деле получала меньше средств, чем могла бы.

Странно, конечно, что о наполнении бюджета заявлял не Минфин и не Минэкономики, словно Минкомнаследия больше других структур волновало наполнение столичного бюджета. Скорее, личными интересами чиновников объяснялся их захватнический энтузиазм. Проведение «тендера» по такому лакомому куску, каким была «усадьба», обещало кому-то мзду, а не только вклад в московскую казну.

Общество готовит и представляет комплект документов на пролонгацию договора. Одновременно в поддержку РНТО строителей Лужкову Ю.М. направляют письма Минрегионразвития России, Международный Союз НИО, Российский Союз НИО, правительство Московской области. Областное правительство защищало одновременно интересы НТО строителей Московской области, которое занимало одно из строений «усадьбы».

Шло время, как раз тогда памятники архитектуры «делились» между комитетами по имуществу Российской Федерации и Москвы. Повлиять на этот процесс НТО не могло, поэтому лишь прикидывало, какой из вариантов был бы для него предпочтительнее. Российское общество для московской власти было инородным телом, но зато мы хорошо знали друг друга за долгие годы совместных отношений, знали каналы, по которым можно было обращаться. Для Госкомимущества мы были бы мелкой структурой, но своей, являясь общественной организацией российского уровня.

Принятие решения затягивалось, список охраняемых объектов между двумя претендентами на собственность неоднократно перекраивался. Нас такая задержка устраивала, так как Общество выпадало из поля зрения обеих структур и его не беспокоили. Однако разделение объектов, в конце концов, состоялось. Поскольку НТО осталось в руках прежнего хозяина, можно было предположить, что занимаемый нами памятник архитектуры, для Госкомимущества интереса не представлял.  

Едва обстановка прояснилась, в январе 2008 года от департамента Москомимущества был получен ответ о том, что он не возражает против продления договора аренды. Вновь появилась надежда на сохранение места пребывания. Но уже в апреле 2008 года, как бы подтверждая зависимость навязчивой идеи от весеннего обострения болезни, Москомнаследия уведомило о прекращении действия охранно-арендного договора.

Первые руководящие лица столицы отмалчивались. Не того уровня оказался статус организаций, защищавших интересы научно-технического общества. Высоко вознеслась и загордилась Москва, ни во что не ставя государственные и общественные организации России.

РНТО строителей обратилось к первым лицам государства, отправив письма Президенту РФ Медведеву Д.А. и Председателю Правительства РФ Путину В.В.

Ожидая ответы от первых лиц государства, общество вновь пишет в Москомнаследия, убедительно просит пересмотреть свою позицию и пролонгировать договор аренды.

Естественно, от первых лиц государства команда не поступила, аппаратные службы Президента и Правительства высказали деликатные пожелания столичной мэрии вернуться к рассмотрению просьбы НТО. В подобных подсказках московская мэрия уже не нуждалась, оставив их без внимания.

В сентябре Москомнаследия направило РНТО строителей новое уведомление об отказе  пролонгировать договор аренды, показав тем самым, кому фактически принадлежит власть в нашем государстве. И всё-таки что-то удерживало комитет по наследию от решающего шага. Интересно, что весь период вплоть до выселения из здания, РНТО строителей, не имея договорных отношений, аккуратно вносило арендную плату за «усадьбу». Препятствий по приёму оплаты нам никто не чинил.

Почувствовав некоторое замешательство в действиях «наследников», НТО в сентябре 2009 года выдаёт новый и последний «залп» обращений, отправив одновременно письма в Регистрационную палату РФ, в Федеральную антимонопольную службу РФ, в Минкультуры РФ, в Росимущество и опять в Москомнаследия.

Активность НТО лишь подстегнула собственников «усадьбы», убеждённых в безнаказанности, и 03 октября 2009 года нам вручили исковое заявление Москомнаследия в Арбитражный суд Москвы о выселении РНТО строителей.

Уже 05 ноября Арбитражный суд вынес определение о возбуждении производства по делу и назначении предварительного заседания.

В ноябре «наследники» затребовали дать сверку арендных платежей, в январе 2009 года сообщили новые реквизиты для перечисления платежей.

РНТО строителей из-за отсутствия финансовых возможностей не могло привлечь достойного адвоката для защиты своих интересов, а полученные у юристов консультации сводились к тому, что у нас нет даже формальных «зацепок», чтобы отстоять «усадьбу».

Общество делало всё возможное для затягивания в законных рамках судебного разбирательства, но судебная машина оставила от его усилий «мокрое» место.

В марте 2010 года Москомнаследия, беспокоясь о сохранности «усадьбы», цинично предложил привести фасады зданий в нормальное состояние после прошедшей зимы. Оставлю это поручение после принятия решения судом без комментариев.

В апреле 2010 года, погрузив в машину ГАЗель самое необходимое из документов и имущества, РНТО строителей покинуло «усадьбу», дававшую приют научно-технической общественности СССР, а затем России на протяжении  35-ти лет.

Практически всё бытовое имущество, нажитое обществом за годы существования, было оставлено «усадьбе». Оставлено не из-за щедрости, не в знак благодарности, оставлено потому, что перевозить его было некуда.

Изгнание РНТО строителей из «усадьбы» состоялось.

Пожалуй, будет к месту привести поздравление Председателя Правительства В.С. Черномырдина делегатам съезда Российского научно-технического союза строителей, который состоялся 17 декабря 1996 года:

«От имени Правительства Российской Федерации и себя лично сердечно поздравляю вас с открытием третьего съезда Российского научно-технического союза строителей!

Являясь передовым отрядом строительной отрасли, вы активно участвуете в создании научного потенциала сферы производства материальных благ.

Уверен в том, что научно-техническая общественность строительной отрасли, которую всегда отличали стремление к творческому поиску, чувство реализма и профессионального долга, сыграет свою конструктивную роль в тех экономических преобразованиях, которые происходят в стране.

В строительной отрасли накопилась немало трудностей и проблем. В сложных условиях сегодняшнего дня необходимо найти подходы к решению таких вопросов, как техническое перевооружение, реконструкция и модернизация строительного комплекса страны, создать условия для раскрытия технического потенциала каждого работника, повышения престижа и значимости труда учёных, инженеров и новаторов строительного производства.

Желаю успешной работы в вашем мироном созидательном труде на благо нашей Родины, здоровья и счастья вам и вашим семьям. В.Черномырдин».

В истории новой России 1996 год был не из лёгких. И правительство, которое возглавлял Черномырдин, не относилось к прогрессивным. Но именно оно, когда вопрос касался закрепления за НТО «усадьбы», поручало мэрии Москвы решить этот вопрос, и оно, выполняя волю вышестоящей власти, решало.

Правительство Черномырдина считало возможным и необходимым своим поздравлением участникам съезда поддержать общественную организацию строительной отрасли, понимая необходимость существования такой структуры.

В 2010 году экономическое положение России было намного стабильнее, несмотря на разразившийся мировой кризис. Да и правительство Путина В.В., не в пример правительству, существовавшему в 1996 году, смотрелось намного выигрышнее и деловитее. Однако получить его приветствие к очередному съезду стало нереальным делом, а пожелания его аппарата мэрии веса не имели.

Как такое может быть? Есть ли этому объяснение? Наверное, есть, и состоит оно в том, что в государстве произошло невероятное засилье коррупции. Впечатление об управляемости нашим государством в нынешние времена обманчиво. Государством управляют коррумпированные чиновники, власть которых на местах сильнее государственной машины.

Вот и Минкомнаследия Москвы оказалось сильнее всех других ветвей власти, добившись того, что хотело. И на Минкомнаследия Москвы не нашлось в нашем великом государстве достойной управы.

В этом месте, наверное, уместно задать самому себе вопрос, который уже давно назрел у читателя. Почему, собственно, аренде помещения для размещения нашей организации, уделено столь большое внимание, приведено столько подробностей, связанных с содержанием обращений и переписки?

Ну, не вышло с арендой площадей в одном месте, так найдите их в другом, что посоветует каждый здравомыслящий человек. Москва – огромный город, в нём можно подобрать по вкусу и финансовым возможностям не один вариант аренды помещений.

Однако всё как раз и упиралось в полное отсутствие финансовых возможностей. Когда общественная организация арендует те помещения, которые принадлежат властным структурам, то она имеет по закону право на значительное уменьшение размера арендной платы.

Арендуемые ранее нашим Обществом площади намного превышали реальную потребность в них. Это позволяло сдавать излишки площадей в субаренду родственным структурам РНТО строителей: хозяйствующим субъектам - редакциям печатных изданий, школы прорабов по переподготовке строительных кадров, соучредителем которых выступало Общество. Они-то и оплачивали аренду площадей за себя и основного арендатора, приютившего их.

На арендном рынке рассчитывать на снижение размера оплаты для общественной организации не приходилось, но даже и в самом благоприятном случае РНТО строителей арендовать помещение не могло из-за полного отсутствия финансовых средств.

Не стану сейчас больше останавливаться на этой теме, так как далее в тексте она встретится ещё неоднократно.